Информационный портал о здоровье и красоте

У собак особая связь с детьми

У собак особая связь с детьми

Центр канистерапии, открытый в  Омске,  работает меньше года, но его уже полюбили взрослые и дети.

Омский Центр  канистерапии  располагается на первом этаже пятиэтажного дома: зал для занятий да маленькая комнатка.

- С детками начала я работать, еще когда занималась  во Дворце пионеров.  Елена Юрьевна Жеребцова там организовала клуб «Кинолог», выступали по школам, детдомам. -  Рассказывает Наташа Чайка, президент  Омской федерации кинологического спорта. -  Я кандидат в  мастера спорта, судья. А когда психологию в пединституте изучила, начала задумываться, как детям помочь, они ведь тянутся к животным. Канистерапия  - это  лечение психических заболеваний при помощи собак в дословном значении. Хотя скорее это реабилитация – мы не врачи. Изучила опыт, в основном, западный, в Петербурге десять лет назад только основы канистерапии закладывали. А два года назад Санкт-Петербургская  ассоциация  канистерапевтов уже обучила наших методистов. Их пятеро: психологи, педагоги. Помещение выделил департамент по делам молодежи, физической культуры и спорта. Ремонт сделали сами, в сентябре прошлого года  объявили набор волонтеров с собаками.  Теперь у нас 40 собак с хозяевами-волонтерами на 45 детей, и каждый ребенок выбирает свою.

Я наклоняюсь под стол за укатившейся ручкой и сталкиваюсь глазами с красавцем голден-ретривером. Машинально киваю, и пес отвечает тихим «гав».

- Это Муха, профессионал! – Наташа поднимает палец вверх. – Много тявкать  собачий терапевт не должен, чтобы не пугать детей. Канистерпавтом может быть не каждая собака, и не каждый человек! Знать надо много, но главное – душа. Мы ведь денег за это не получаем - организация общественная. Дети, которые у нас проходят реабилитацию, обществом негласно отторгаются – аутисты, даунята, дэцэпэшники, для них важно общение.

Что-то мокрое тычется в мою ладонь. Поворачиваюсь – на меня грустно  глядит огромный пес величиной с теленка. 

- Здравствуй, мой милый! – Наташа бросается обнимать чудище.   – Он добрый. Все наши собаки  прошли  тестирование, обучились, получили сертификаты. Мохнатые канистерапевты  должны быть управляемы и не агрессивны.  Животное вызывает положительные эмоции, которые дают выброс «гормона радости» -  окситоцина Он блокирует  негатив, а позитив  выталкивает наружу.  6-летняя Алиса с синдромом Дауна  месяц ни с кем не общалась,  пока не привели хаски  Алисию. И так ее тезка поразила, что барьер исчез – теперь и с  Алисией дружит, и с нами разговаривает.  Аутисты  вообще первое время  не замечают никого,  их внимание надо заслужить. У собак это получается лучше, чем у людей.  Или 7-летняя девочка-аутист, которая никогда в жизни не причесывалась – не могла, скукоживалась.  Расчесали вместе собачку, на  следующем занятии -  ребенок с хвостиками!

Правда, такое, как признается Наташа, случается нечасто. Обычно из-за  неточного диагноза:

- Все нарушения построены вот на этом. - Наташа стучит себя по голове. – Придут с пачкой бумаг, а главных исследований нет. Спрашиваю, как  же вам диагноз поставили? Ведь и здоровый ребенок может не захотеть команды медиков выполнять. Нельзя всех по одной схеме оценивать!  Случается не столько болезнь, сколько избалованность. Не надо дрессировать больного ребенка, но управлять разумно, без  окриков «лежи», «стой» необходимо. Родители  тоже у наших собак учатся: животное принимает ребенка таким, какой он есть.

В  зале прыгает 7-летний Миша вместе с белым ретривером Дорой.  Дора, по словам ее хозяйки-волонтера  Юлии Стрельской, выдержала самые серьезные испытания «на доброту»  – ее даже пугали шваброй. Ведь многие дети теряются, не знают, как обращаться с «живой игрушкой», тем более, что практически  впервые с кем-то общаются, кроме родных.  Часто пытаются «игрушку» ущипнуть, укусить.  А собака  в ответ лизнет! Это такое потрясение, что ребенок с удовольствием укладывается  под дорин подставленный бок.

Полежать с собакой –   специальное упражнение в центре канистерапии. Сначала ребенок скован, потом помаленьку расслабляется… И происходит крошечное, но чудо:  7-летняя Наташа разжала ручку, стянутую спазмом  с тех пор, как  выпала из окна пятого этажа, получив тяжелые травмы. Для каждого ребенка здесь разрабатывается своя программа реабилитации: аутиста  необходимо научить действовать по правилам,  «солнечному ребенку» важно тренировать память,  малышу с ДЦП -  забыться настолько, чтобы  сделать шаг…

Миша, устав бегать с Дорой, вдруг  бросается  на шею  методиста  Светланы Мироновой.

- У собак какая-то особая связь с детьми. Мы и сами не знаем, как это происходит. – Смеется слегка придушенная Светлана. – Но у нас все начинают обниматься. И это – серьезный  результат, ведь от аутиста можно за всю жизнь не дождаться проявления чувств.

 

Наталья Яковлева, фото автора и из архива Центра канистерапии

ПульсLive

 

 

00:00
307
  • ВКонтакте