Информационный портал о здоровье и красоте

Михаил Гегер: «Прогресс должен быть постоянным»

Мы продолжаем рассказывать об известных врачах Омской области. Корреспонденту «Медицинской карты» удалось пообщаться с Михаилом Гегером, начальником травматолого-ортопедической службы Клинического медико-хирургического центра. Недавно Михаилу Эвальдовичу присвоили звание заслуженного врача РФ.
 

Михаил Эвальдович, расскажите немного о себе, где родились? Когда поняли, что медицина – ваше призвание?
 
Родился я в Омске, здесь же учился. Медицина, что называется, была у меня в крови. Моя мать - Людмила Павловна Гегер - всю жизнь работала стоматологом, заведовала ортопедическим отделением Областной поликлиники. Она - отличник здравоохранения и врач высшей категории. Отец, Эвальд Иванович Гегер, всю жизнь трудился хирургом-стоматологом. Поэтому мой выбор был предопределен.    
В мединститут я поступил с первого раза, учился на лечебном факультете. При выборе специализации сыграли роль слова отца, который однажды сказал: «Я всю жизнь работал хирургом-стоматологом, а мечтал быть хирургом». Поэтому на 6 курсе при распределении на разные специальности, я с уверенностью выбрал хирургию. Туда был серьезный конкурс, но так как я участвовал в студенческих конференциях, хорошо учился, поэтому для меня не составило проблем его пройти.    

Получается, своим выбором вы продолжили династию врачей, начатую родителями. Скажите, кто-то из ваших детей выбрал эту стезю?
 
Да, продолжил, но я немного ушел в сторону от родителей (улыбается) – стал травматологом. Вот моя родная сестра, Марина Эвальдовна, стала врачом стоматологом! И всю себя посвятила профессии.  
Да, конечно, дети приняли эстафету! Еще будучи студентом, я женился на своей однокурснице Ирине. Долгие годы она работала врачом УЗИ в гинекологии, сейчас на заслуженном отдыхе, помогает внуков воспитывать. Кстати, супруга обошла меня - стала заслуженным врачом РФ ещё 11 лет назад. Я рад её успехам и горд за неё, думаю, как и она за меня! 
У нас 2 детей: сына зовут Александр, дочь - Екатериной. Сын отучился на медика и сейчас работает рентген-лаборантом в нашем Центре. Он уже создал свою семью, познакомился на работе с девушкой - медицинской сестрой – и женился. А вот дочь не пошла по стопам, выбрала экономику. Но у неё есть ещё одна профессия – жена офицера Российской армии.  
У меня 4 внуков, они еще маленькие, но уже с удовольствием играют в больницу. Вот такая  интересная династия врачей получается.
 

Вы сказали, что со студенчества мечтали быть хирургом. Почему именно травматология?  

Когда я учился, у нас была специализация только по хирургии. Уже из нее студенты шли в травматологи, абдоминальные хирурги, онкологи и т.д. В те годы я, как и все будущие хирурги, мечтал о полостных операциях. Но в период прохождения интернатуры меня направили в Большереченскую больницу. Там я с удивлением обнаружил, что половина амбулаторного приема хирурга – люди с травмами или с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Я осознал, что недостаточно хорошо знаю этот раздел хирургии. Вернувшись, попросил направить меня в травматологию. Проработав около двух месяцев врачом-травматологом, стал уже неравнодушен к этой специальности. 

Расскажите о ваших главных учителях?  

Своим основным учителем я считаю Анатолия Николаевича Горячева. Он в то время возглавлял кафедру травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии в Омском мединституте. В большей степени, благодаря именно ему у меня и родилась любовь к травматологии. После моего поступления в аспирантуру он стал моим научным руководителем.
У Анатолия Николаевича был искренний живой интерес к профессии!  Он горел своим делом, хотел развивать медицину в области, выводить ее на новый уровень. Благодаря ему в нашем регионе одними из первых в Сибири стали развиваться такие направления, как эндопротезирование, микрохирургия кисти, оперативная вертебрология, гнойная остеология и многое другое. Являясь доктором наук и профессором, он уважительно относился к студентам. Никогда не говорил: «Я прав, потому что начальник». Помню, однажды во время обсуждения одной методики лечения заставил меня взять с полки монографию и прочитать абзац, чтобы я сам понял, где был неправ. Рад, что смог поработать под началом такого великого человека!     
Сегодня в Омске проходят всероссийские научно-практические конференции, названные его именем. К нам приезжают учёные и практикующие травматологи-ортопеды из разных городов России и стран зарубежья.  Эту замечательную традицию начал тоже его ученик, прекрасный хирург-ортопед, д.м.н., профессор – Леонид Борисович Резник.  
 

Михаил Эвальдович, скажите, каков ваш фронт работ на сегодняшний день?

Сегодня я являюсь начальником травматолого-ортопедической службы БУЗОО «Клинический медико-хирургический центр». В нашу службу входит несколько отделений: острой травмы, вертебрологии, микрохирургии кисти и двух ортопедических отделений (одно из которых раньше называлось отделением спортивно-балетной травмы).   
Также, что отличает нас от других – отделение реабилитации, где восстанавливаются пациенты после эндопротезирования и других операций. Ведь мало прооперировать человека, надо поставить его на ноги, восстановить опорную и двигательную функцию, повысить качество жизни. Вот, как видите, работы много (улыбается). Но, несмотря на административную должность, я продолжаю дежурить врачом по неотложной травматологической помощи, консультировать пациентов с тяжелыми или проблемными случаями, участвовать в работе консилиумов по обсуждению пациентов с заболеваниями и травмами костно-мышечной системы.

Какие операции делают у вас в центре?

У нас выполняется весь необходимый спектр операций на опорно-двигательном аппарате. Это и артроскопия при повреждении коленного и плечевого суставов, операции при вывихах, разрывах связок и сухожилий. А так же оперативные вмешательства при заболеваниях и травмах на всех отделах позвоночника, на кисти с использованием микроскопа.  
Но подавляющее большинство составляют операции по остеосинтезу – соединению кости при переломах. Они, кстати, наиболее сложные, трудоемкие и затратные. При этом у нас используются все современные методики мировой практики. Например, соединение костных отломков пластинами или внутрикостными штифтами с блокировкой. Причем чем хирургические вмешательства с использованием последних в большинстве случаев выполняются малоинвазивно (без обнажения зоны перелома), то есть с минимальными кровопотерей и травматизацией, что позволяет быстро поставить человека на ноги. 

Ежегодно в нашем Центре выполняется свыше 800 эндопротезирований различных суставов. Это не только тазобедренные и коленные суставы, но и плечевые, локтевые. Есть и уникальный опыт эндопротезирования суставов кисти.
 

Как изменился пациент за последние 10 лет? С какими проблемами обращаются чаще?

Первое, стало меньше травм из-за алкогольного опьянения, если вспомнить начало 2000-х, это небо и земля. Второе, из-за большого количества автомобилей сохраняется высокое число ДТП. При этом травмы при ДТП относятся к высокоэнергетическим, то есть носят множественный, сочетанный характер, сопровождаются шоком, и на излечение пациентов тратится больше сил и средств, чем на лечение изолированного перелома.
      Стоит отметить, стало больше таких заболеваний, как артроз и остеопороз (дегенеративные - возрастные заболевания), так как увеличилась продолжительности жизни. Еще есть тенденция – ожирение. Представьте, если человек гармонично развивался, к 25 годам весил около 55 кг, а через 20 лет - 90 кг! Что произойдет? Правильно, будут развиваться заболевания суставов. Сюда можно добавить и сахарный диабет. Кажется, напрямую он не связан с травматологией и ортопедией, но влияет на способность заживления послеоперационных ран. В начале 80-х, когда мы учились, нам говорили, диабет – эпидемия 20 века, но вот уже 21 и теперь видим, что это были еще цветочки.

Какими достижениями ваши специалисты могут похвастаться?

Появлением в отделении травматологии №1 артроскопа со специальным оборудованием, что позволило выполнять операции не только на коленном, но и на плечевом суставе. Через маленькие проколы в сустав вводится свето-волоконная оптика, и на большом мониторе видно, что творится в суставе. А с помощью других инструментом, через дополнительные проколы удаляем повреждённые фрагменты менисков, спайки, сшиваем оторвавшиеся хрящевые и сухожильные структуры. В дополнение к астроскопу в ходе операции используется уникальный прибор, позволяющий удалять мягкие ткани с помощью «холодной» плазмы. Этот способ не оставляет рубцов и не вызывает ожогов. Также у нас освоено эндопротезирование плечевого сустава, в том числе реверсивное. Это мало где делается!
Операция выполняется в клинике бесплатно по программе высокотехнологичной медицинской помощи. Делаем также операции при травме локтевого сустава, в том числе при переломах головки лучевой кости. Если раньше в этих случаях просто убиралась часть головки и развивалась тяжелая нестабильность суставов (рука болталась), то сейчас операция позволяет восстановить и движение сустава, и полностью опорную функцию так, что на этой руке даже можно отжиматься.    
 

Михаил Эвальдович, скажите, как изменилась травматология в Омске? 

На сегодняшний день у нас выполняются те же операции, что и в Москве, несмотря на то, что технические и материальные возможности у нас несоизмеримо ниже. Но, если смотреть по результатам лечения, есть пациенты, которые из Москвы приезжают к нам! Наша клиника за последние годы тоже была оснащена самым передовым оборудованием. Если раньше, на компьютерную томографию пациенты вставали в очередь, сейчас это делается гораздо быстрее. Рентгеновская аппаратура работает в цифровом формате, и разрешающая способность таких снимков гораздо выше, а лучевая нагрузка снизилась. Мы постоянно учимся в России и за рубежом, всегда в курсе, когда появляются новые методики. Сейчас, например, создан мощный центр эндопротезирования в Чебоксарах... Нужно учиться, перенимать любой положительный опыт, потому что в медицине остановка тождественна необратимому отставанию. Прогресс должен быть постоянным.

Кто будет продолжать эту замечательную традицию? Многие ли студенты ОмГМУ выбирают вашу специальность?

11 лет я преподавал в мединституте на кафедре травматологии. Проблем с отсутствием молодых кадров у нас нет, к нам всегда хотели и хотят идти. Как и раньше у нас в больнице студенты проходят интернатуру, сейчас она поменялась на двухгодичную ординатуру. Среди этих ребят есть и умные, и толковые, а, главное, увлеченные. Они, конечно, еще многого не умеют, но имеют большой теоретический запас знаний и желание работать. Я думаю, что это те люди, которыми мы в будущем и будем гордиться.  
 
Автор: Исаева Мария
Фото: из личного архива Михаила Гегера
10
17:25
161